А.А. Тахо-Годи. О генерале А.Е. Снесареве | LOSEV-LIBRARY.RU

Бюллетень Библиотеки истории русской философии и культуры «Дом А.Ф. Лосева». Вып. 18

А.А. Тахо-Годи.
О генерале А.Е. Снесареве
(книга В.В. Будакова «Честь имею. Геополитик Снесарев: на полях войны и мира»)

Давно я не читала столь интересную книгу, как эту: автор Виктор Викторович Будаков. «Честь имею. Геополитик Снесарев: на полях войны и мира». Кто бы мог подумать, что придет время и я прочитаю эту книгу – я, которая беседовала с дочерью этого замечательного ученого, выдающегося военного теоретика и деятеля. А было это так. Однажды мы вместе с А.Ф. Лосевым отправились в гости к нашему другу, профессору Александру Михайловичу Ладыженскому. Идти было недалеко, шли пешком. Ладыженский по просьбе престарелого филолога-классика Сергея Ивановича Соболевского управлял домом, принадлежавшим семье выдающегося ученого акад. А.И. Соболевсекого. Дом стоял на улице Конюшковской – ее потом сожгли, строя новый проспект. И вот в этом старинном деревянном доме с мебелью 40-х годов ХIХ века мы встретились вечером и беседовали с дочерью Андрея Евгеньевича Снесарева.

В одном из первых лагерных писем к Валентине Михайловне Алексей Федорович сообщал, что в числе узников, с которыми везли его в поезде по этапу в лагерь на строительство Беломоро-Балтийского канала, были профессора Военной академии Генерального штаба. В начале 1930-х начали снова арестовывать и отправлять в лагеря старых «спецов», офицеров разных рангов царской армии. Вырастали свои, советские, молодые кадры, но те пойдут не в лагеря – под расстрел, но попозже. Всему свое время. Алексей Федорович рассказывал мне, что еще в Бутырках, а затем и в Свирлаге он сблизился с одним из них – со штабным генералом А.Е. Снесаревым, жизни которого теперь посвящена книга В. Будакова.

Сближению в лагере Лосева и Снесарева могло способствовать многое. Как и Лосев, Андрей Евгеньевич происходил из духовной семьи – сын священника Успенского храма в Острогожском уезде, слободы Старой Калитвы, он не пошел по стопам отца, как это часто бывало в потомственных духовных семьях. Родился он тоже на Дону – в тех исторических местах, где происходила Куликовская битва, учился в столице Всевеликого Войска Донского, Новочеркасске, в той же гимназии (правда, за 20 лет до Алексея Федоровича), бывал на службе в мощном Вознесенском кафедральном соборе, высшее образование получил, как и Лосев, в Московском Императорском университете. Кто бы мог подумать, что судьба сведет их в тюрьме и лагере.

По окончании университетского курса А.Е. Снесарев должен был отбывать воинскую повинность. Не желая никаких льгот, он решил пройти настоящую строевую службу рядовым в первом лейб-гренадерском Екатеринославском Его Величества полку. Однако буквально через неделю его откомандировали в Московское пехотное юнкерское училище, расположенное в Лефортове, в так называемых Красных Казармах. Отсюда путь Снесарева шел в Академию Генерального Штаба, основанную известным военным теоретиком Жомини (как ни вспомнить тут строку из «Песни старого гусара» поэта Дениса Давыдова: «Жомини да Жомини, а о водке – ни полслова»!). А дальше штабс-капитана Генштаба Снесарева командируют в Туркестан. Через Каспийское море и туркменские пески он прибывает в июле 1899 г. в Ташкент. В приграничном городе Ош, у подножья Памира останавливается в доме полковника Василия Николаевича Зайцева, начальника Ошского уезда, а также Памирского отряда, и его жены Ольги Александровны. В этом доме побывало немало прославленных в науке исследователей-путешественников – Пржевальский, Федченко, Семенов-Тян-Шанский, Грум-Гржимайло. Но главное – у четы Зайцевых прелестная дочь Женя, которая учится в Оренбурге, в Институте благородных девиц. Однако путь Снесарева ведет его дальше – в благодатную Индию. Он преодолевает страшные, дикие горы с севера на юг, через Памир, «крышу мира» и хребет Гиндукуш вместе с офицером Полозовым, проводником киргизом и двумя казаками. Очень любопытно, между прочим, сравнить путь Снесарева в Индию с романом Р. Киплинга «Ким», где среди отрицательных персонажей фигурирует некий русский.

Международные обстоятельства так сложились, что английское правительство просило Россию пропустить через Среднюю Азию нескольких офицеров индийской службы. В ответ русскому правительству в это самое время (удивительное совпадение интересов) тоже понадобилось разрешение проехать русским офицерам через Индию – своеобразный обмен дипломатическими любезностями. Так, Снесарев стал «гостем Великобритании». Пребывание в Индии русского офицера освещалось во всех газетах обоих полушарий мира. Русский штабс-капитан был принят в резиденции вице-короля Индии, лорда Керзона (в начале 1920-х годов в Советском Союзе именно его чучела жгли в великом энтузиазме, требуя решительного ответа на ноту министра иностранных дел Англии, лорда Керзона). Вице-король и его супруга со всеми тонкостями британского этикета встречали Андрея Евгеньевича в своей резиденции, в г. Симле. Нелишне будет сказать, что Андрей Евгеньевич – обладатель прекрасного баритона. По просьбе лорда Керзона, аккомпанируя себе на рояле, он спел известные романсы: «Я вас любил», «Азру», «Лесного царя» Шуберта. Однако из путешествия по Индии и Цейлону наш герой вернулся на Родину совершенно седым. Привез его назад в 1900 г. корабль «Русского добровольческого флота».

Путешествие не прошло бесследно.

Во-первых, вышли книги Снесарева «Северо-индийский театр» (1903) и «Индия как главный фактор в среднеазиатском вопросе» (1906). Как военный теоретик он понимал особое значение русско-индийской границы, небольшой по протяженности, но очень важной. Эта территория всегда вызывала пристальное внимание английской разведки, так как Великобритания не терпела никаких конкурентов в Индии. Это касалось и России с ее владениями в Туркестане.

Во-вторых, поздней осенью 1904 г. Андрей Евгеньевич женится на Евгении Васильевне Зайцевой, дочери полковника В.Н. Зайцева. Жениху 39 лет, невесте 19, но это счастливая пара, любовь на всю жизнь. А ведь были и соперники на руку прелестной Жени и среди них швед Свен Гедин, объехавший весь мир, великий путешественник, автор 80 книг и 80 тысяч писем, которого принимали императоры, короли, президенты и полководцы (к слову сказать, он известен многочисленными авантюрами). Но Женя предпочла своего, скромного русского офицера, не подозревая что его ожидают в дальнейшем и генеральский чин, и многочисленные награды, и тяжести Первой мировой войны, и успешное его руководство на разных фронтах (в том числе в Карпатах), куда направляло его, бывалого опытного генерала, командование армиями, да еще в неразберихе гражданской войны, когда рушились многовековые устои военной дисциплины и брали верх демагоги-демократы. И, наконец, арест, лагерь, тот самый Беломоро-Балтийский канал, на стройке которого гибли тысячи несчастных, та самая Свирь и те самые склады, которые сторожили поочередно генерал Генштаба, выдающийся геополитик Снесарев, и ученый и философ Алексей Федорович Лосев (см.: Аза Тахо-Годи. Лосев. М., 2007. Сер. ЖЗЛ).

Снесарев тяжко пережил лагерные странствия (был он не только в Свирлаге – ГУЛАГ необозрим). Уже освободившись после многих мытарств, он скончался 4 декабря 1937 г. Его супруга пережила его не намного – она скончалась 15 февраля 1940 г. Верная любовь – вечная любовь. Похоронили ее в могиле Андрея Евгеньевича на Ваганьковском кладбище, неподалеку от могилы Есенина, на том же кладбище, где покоится с 1988 г. и Алексей Федорович.

От души хочется сказать спасибо за книгу и автору, и профинансировавшему ее выпуск меценату из г. Воронежа В.А. Бубнову. Но тираж в 1000 экземпляров маловат для нашей страны, чье молодое поколение должно знать своих замечательных людей, должно приобщаться к их бессмертной славе. Думаю, правильно было бы напечатать нормальным тиражом в популярной серии «Жизнь замечательных людей» издательства «Молодая гвардия»: генерал Снесарев, без сомнения, принадлежит к числу замечательных людей в истории России ХХ столетия.













osd.ru




Instagram